Интервью для журнала "Загородный клуб", г. Казань

Известный казанский архитектор Марсель Искандаров - человек очень занятой. Вот и для интервью в плотном графике нам было выделено строго отведенное время. Вообще, создается ощущение его некоторой монументальности и основательности, ведь профессия обязывает, создает определенный стиль жизни. Оценивая особенности национального менталитета в загородном домостроении и путях его развития, Марсель Мансурович излагал свои мысли так, словно рисовал новый проект: четкие, очерченные линии повествования логично дополнялись разнообразием эмоциональных оттенков.

- Вы не раз говорили, что вашей первой коммерческой работой был проект индивидуального дома. А как вы можете оценить сегодняшние коттеджные поселки в пригородах Казани?

Каждый проект я стараюсь рассмотреть с трех позиций. Помимо осмысления с точки зрения теоретических основ архитектуры и своего практического жизненного опыта, я пытаюсь взглянуть на проект также глазами заказчика и инвестора. Для покупателя, дом должен быть удобным и красивым, а для инвестора продаваемым. Актуальной задачей для архитекторов является загородное или пригородное жилье. Городская среда сегодня не создает комфортных условий для жизни, поэтому многие жители мегаполиса буквально бегут за город. Но так исторически сложилось, что опыта строительства комплексных малоэтажных поселков в России и Татарстане не было. Но если рассматривать Москву, то определенные наработки в данном вопросе имелись – стоит вспомнить, хотя бы номенклатурные дачные поселки. У нас в Татарстане многое создавалось с нуля. Характерный пример - Боровое Матюшино, разномастное и хаотичное индивидуальное строительство носит массовый характер. говорить о гармоничной и визуально комфортабельной архитектуре здесь не приходится, хотя в последнее время здесь наблюдается явный переход от количества в качество. Но данный путь экстенсивен и нерационален по своей сути.

Что касается коттеджных поселков, построенных в пригородах Казани в последние годы, то все эти проекты в той или иной степени удачны, однако определенные просчеты, как в плане архитектуры, так и в коммерческой составляющей имеются. Необходимо отметить, что за основу брались в основном проекты московских поселков, но любые аналоги адаптивны лишь при наличии определенной доли творческого переосмысления и понимания местного менталитета. Например, европейский образ поселка с небольшими участками, невысокими межевыми заборами, и, как следствие, с максимально возможным количеством открытого пространства, у нас никогда не приживется. В России, и в Татарстане в особенности, больше ценится закрытость, приватность, обособленность, уединение, размеренный, спокойный уклад жизни и возможность побыть наедине с природой. Раньше загородные дома представлялись как гибрид квартиры и улучшенной деревни и мегадачи, но сейчас брать за основу какое-то деревенское зодчество или чисто дачный вариант будет слишком просто и неправильно - образ жизни в деревне и горожанина, пусть даже на лоне природы принципиально разные. Однако это, при соответствующем переосмыслении и поправках может стать прототипом современного удачного российского поселка, который как явление в настоящее время только формируется. Создать удачный и жизнеспособный вид для пригородной жизни – действительно интересная творческая задача, стоящая перед архитекторами нового поколения, но для этого надо увязать теорию, практику и жизненные реалии в единое целое.

- Как вы считаете, насколько применим на нашей земле американский опыт постройки загородных поселков?

Многие стремятся копировать успешный, казалось бы, опыт малоэтажной Америки, но я поясню, почему этот опыт для нас неприменим в чистом виде. Американские пригороды могут существовать практически автономно, но это не город, и не деревня, а своего рода микрогород с неповторимым стилем. В таких городках хорошо развита инфраструктура, проложены широкие дороги, а дома – достаточно просты и легки конструктивно, хорошо декорированы, а потому изящны. Люди там привыкли жить мобильно, не привязываясь к месту, и при необходимости переезда безболезненно меняют один дом на другой. Попробуйте взять любой их проект дома и воплотить его в наших монументальных строительных технологиях, например в кирпиче, как того просит российская душа! Получится довольно нелепо, потому как американский дом насыщен деталями, это сборник различных элементов, которые по отдельности довольно просты, а в общей картине выглядят очень эффектно. К сожалению, в вопросе деталировки домов у нас большой провал.

Удачный, сбалансированный проект для нашего рынка невозможно создать без участия архитектора, глубоко понимающего эргономику ландшафта, владеющего знаниями о технологиях, умеющего сочетать особенности менталитета с современными представлениями о комфорте и практичности. Если такой проект удается создать, он обязательно начинает тиражироваться в масштабах региона или даже страны. Но почему таких удачных проектов, которые могли бы стать украшением наших пригородов крайне мало? Дело, опять же, в менталитете. Наши люди стремятся выделиться среди остальных и поэтому не копируют удачные проекты, а хотят найти свой стиль. Поэтому основная задача архитекторов заключается в том, чтобы собрать все проекты вместе и выделить из этого многообразия единый образ самобытного дома. Но, чаще всего, серьезные архитектурные умы таким анализом не занимаются, считая малоэтажку низким жанром, хотя это целый пласт архитектуры, который еще не освоен. Да и заказчики зачастую предпочитают пользоваться уже готовым проектом, экономя свои средства. В Европе же более высокие стандарты строительства, и поэтому там никому не придет в голову делать что-либо плохо. Однако можно сказать, что российская архитектурная школа идет в этом направлении семимильными шагами и контуры некого идеального дома для россиян уже можно выделить. Прежде всего, это дома усадебного типа, с необходимым комплексом построек. Уже сам этот комплекс жилого дома, бани и барбекю достаточно уникален, нигде в мире этого набора в нашем виде я не видел. Кроме того, существует определенный комплект предпочтений по внутренней планировке, экстерьеру дома и используемым строительным материалам. То есть, это должен быть добротный, хорошо защищенный, основательный дом «на века», который ладно увязан с ухоженным ландшафтом - Дом в котором хочется жить и растить своих детей и внуков. Это я считаю определением хорошей архитектуры.

Вообще, сейчас можно наблюдать новое возвращение к загородному строительству, новый виток требований к стилю и качеству. Появились люди, которые понимают, что гармонично можно жить только в таком доме, который спроектирован профессионалом под их потребности, желания, образ жизни. И таких людей в последнее время становится больше. В настоящее время интерьер, вернее его качество выходит наружу и распространяется на внешний облик дома и приусадебный участок, поэтому и к архитектуре в данном случае подходить нужно более серьезно. Потому что архитектурой может назваться лишь то, что способно пережить трансформацию и пройти испытание временем.

- А как вы относитесь к быстровозводимой технологии строительства домов?

Быстровозводимые дома архитектурой можно считать лишь условно, скорее инфраструктурой, функциональной упаковкой для жизни или бизнеса, которая просто обязана быть эстетичной или симпатичной. Авторитет США в этом вопросе, когда то солидный, уже лет двадцать не является передовым. Причины , что быстровозводимые технологии уже стали частью экономики. Никто не хочет возводить дома, которые простоят столетия, поскольку через некоторое время строительные компании потеряют всех клиентов. Стиль американских домов был найден еще в 40-х годах прошлого века и с тех пор практически не видоизменился. Равно как были найдены и расписаны все маркетинговые стратегии и алгоритмы продаж таких домов. Учитывается буквально все: уровень дохода, семейное положение, интересы. Поэтому каждому клиенту предлагается тот образ дома, который он ожидал увидеть. Русская ищущая душа на такие трюки не ведется. Это отчетливо было видно, когда я, пребывая в командировке в Москве, наблюдал полупустые поселки, которые были построены без учета местных особенностей и традиций. А ведь загородный дом должен вызывать восторг, но этого нет.

Наше направление малоэтажной архитектуры, наш образ загородной жизни надо искать не за границей, а здесь. То есть, изучать и применять то лучшее, что было наработано в советской и российской архитектуре. Отдаленным прототипом наших малоэтажных пригородов можно считать зарождавшиеся еще в сталинские времена такие микрорайоны, как Дербышки или жилой квартал на улице Гагарина с его уютными улочками, создающими иллюзию обособленности. Они были построены по всем правилам архитектуры. Кроме этого стоит упомянуть реализованные проекты в западной части СССР, которые сейчас расположены на территории Украины. Я считаю, что именно здесь надо искать, нащупывать наш самобытный стиль. И обязательно применять в комплексной застройке все архитектурные формы и пространства: пусть будут и бульвары и площади и скверы, и тупиковые улицы и проспекты. Это и создает ощущение комфорта, желание жить здесь. Считаю, что основная проблема загородных поселков Казани именно в том, что из-за малой ширины дорог и тротуаров свободы как раз и не хватает – негде погулять. Глаз должен видеть перспективу, а не забор соседнего дома. Но, как говорится, озеленение – лучший архитектор. Думаю, что когда все загородные поселки естественным образом покроются зеленью деревьев и трав, все придет в гармонию.

- Вы сами задумывались о том, чтобы переехать за город?

Конечно же, с возрастом все больше возникает желание перебраться на природу, хотя я - типичный городской житель. И для меня самым главным критерием выбора места станет ландшафт. Причем, совсем не обязательно наличие какого-либо водоема, важен сам вид из окна. Одним из таких направлений, где природа соответствует моим представлениям об идеальном ландшафте, является направление в сторону Арска. Именно там сочетание возвышенностей и лесополосы выглядит наиболее лиричным и близким мне по духу.

А если говорить о доме, то это будет нечто среднее между ультрасовременным коттеджем и ретро-усадьбой. Идеальным вариантом станет некое подобие сталинских дач – те же анфиладные пространства, обязательны веранда и терраса, чтобы можно было пить чай из самовара, а летом ходить по ней босиком. Но если в самом общем виде, то будущий загородный дом я вижу как сочетание вилл 20-х годов французского конструктивизма, сталинских дач и русской усадьбы XIX века в стиле ампир.

- Расскажите, как происходит работа с заказчиком, с чего она начинается?

Нужно сказать, что ко мне, чаще всего, обращаются те, кто уже имел некоторый опыт общения с другими архитекторами, и иногда достаточно негативный. Поэтому они приходят уже со сформированными мыслями и представлениями об идеальном доме. Далее мы приходим к одному видению, которое не коробит меня, как архитектора и устраивает заказчика, причем, главное чтобы будущий дом получился комфортным и уютным. При проектировании дома также важно то место, где он будет построен, ведь ландшафт – это ресурс, который глупо не использовать. Я работаю не на контрасте, и не на подчинении, а на гармоничном взаимодействии всех элементов, когда они украшают друг друга. Я – не сторонник сложной красоты. Наоборот, когда заказчик видит простую красоту, его не нужно убеждать в чем-либо. Да и кредит доверия у меня достаточно большой.

- Ну, и напоследок, есть ли у вас какие-либо пожелания нашим читателям?

Да, мне хотелось бы пожелать тем читателям, кто уже построил свой дом или только задумывается об этом, осознанней подойти к этому процессу, и вместе с нами создавать архитектуру такой, чтобы она была перспективной, чтобы ей наслаждались наши будущие потомки. Об этом следует помнить всегда, ибо только в России можно увидеть такое разнообразие нежных и лиричных ландшафтов. Поэтому мы должны наполнять родной край столь же продуманными и гармоничными домами и зданиями.

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.