Интервью Марселя Искандарова для журнала "Кураж" "Городской романс"

Пока вопросы градостроительного регламентирования не решены окончательно, на начало любой крупной стройки в центре города наложен мораторий. Марсель Искандаров и Ксения Силантьева встретились, чтобы поговорить о том, что происходит в казанском даун-тауне, и по какому сценарию он мог бы развиваться.

Интервью: КСЕНИЯ СИЛАНТЬЕВА

Ксения Силантьева: Итак, я мало что понимаю в архитектуре, но мне совсем не нравится, что произошло в историческом центре города за последние годы и хочется узнать мнение архитектора по этому поводу. Что происходит можно ли что-то сделать, чтобы оно происходило иначе?

Марсель Искандаров: Я выскажу мнение скорее как неравнодушного горожанина и архитектора-теоретика, нежели как профессионала и эксперта. Нужно зафиксировать две позиции: исторический город, аутентичный, старинный, потерян. Можно страдать, искать виновных, но его уже нет. Второй момент — город все-таки должен продолжать жить как исторический. Это провокационная мысль, но и старые города должны меняться. Не уверен, что нам нужна некая «программа восстановления ветхого жилья». Мой архитектурный вкус начинает возмущаться, если представлю, что сегодня в 21 веке мы вдруг начнем имитировать Казань 19 века. А такие настроения есть.

К. С: Можно же делать просто какие-то другие здания, красивые, но чтобы они были функциональными — подходили и для бизнеса, и для туризма, и для жизни.

М.И.: У меня есть своя теория, которой я руководствуюсь, когда проектирую здания для центра: представьте, как бы выглядела Казань, если бы не было революции 1917 года. Постепенно 1-2-этажные деревянные дома в силу естественных причин заменялись бы на более крупные и монументальные, как это происходило в Москве и Петербурге в 19 и начале 20 века. Наш же центр города оказался «замороженным» почти на 70 «советских» лет. Мне нравится облик центра Москвы, ее центральных улиц и переулочков, где соседствуют трогательно изысканные ампирные домики, роскошные доходные дома начала 20 века, серьезно монументальные «сталинки» и много чего еще. В таком многоголосии есть своя прелесть, абсолютно русская и живая. Надо помнить, что Казань 19 века строилась не столько для красоты, сколько для простой жизни и выгоды в том числе. Не будь этого, у нас не было бы ни сверхогромного для своего времени дома Кекина, ни Александровского Пассажа. Центр современной Казани должен быть удобным для жизни, но и обязан четко восприниматься историческим и особенным. Казань — это не Москва, Питер или Нижний Новгород. Как ни крути, Казань — город двух культур, и это наше главное отличие.

К. С: Наверное, администрации города должен быть предложен какой-то бизнес-проект, который учтет точку зрения и градостроителя, и архитектора, и бизнесмена.

М.И.: Наверное, так, но я не коммерсант и не чиновник. Каким бы ни был этот план, важно для духа города сохранить разнообразие архитектуры. Нельзя подменять живое творчество формальными ограничениями и устарелыми нормами. При этом архитекторы тоже должны прекратить халтурить, слепо обслуживая бизнес. Наверное, нужны и новые кадры, профессиональная молодежь со свежими идеями и тонким чувством современного стиля.

К. С. А какой у Казани стиль?

М. И. Особый, это город соединения провинциального классицизма, татарской традиции и современности. Это уже почти рецепт. Мне очень хочется, чтобы современным архитекторам тоже дали право на творчество, мы тоже должны внести свой вклад. Сейчас, судя по всему, уважают в архитектуре творчество только тех, кто жил до 1917 года. Как будто ни наши советские предки, ни мы уже ничего не смогли и не можем...

К. С: Мой город по архитектуре — это Одесса. Я приехала туда и умерла от восторга. Портовый город с этими улочками, балконами, со своим колоритом. Очень уютный.

М. И.: Вот слово «уют» ключевое. В архитектуре его не изучают, уютно, это когда «удобно» и душе и телу. Удобно телу — когда здание функциональное, по-современному комфортное. Уютно душе — это когда нам с нашим особым вкусом, здание нравится, в нем спокойно и приятно находиться. Особая региональная архитектура — это не блажь и не просто культурная прихоть. Это бизнес, только бизнес более высокого порядка, чем просто квадратные метры. Если Казань захотят сделать туристическим городом, можно позвать смотреть на старую архитектуру (которой почти уже нет), а ведь можно позвать и смотреть на новую, невиданную, особую архитектуру. Надеюсь, в Казани она будет!

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 0 гостей.

Пользователи на сайте

  • Марсель Искандаров