ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ НАСЛЕДИЯ СОВЕТСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ: ЭТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

(тезисы выступления на конференции «Духовный вектор в пространстве города»)
© Искандаров Марсель Мансурович
Старший преподаватель
Институт архитектуры и дизайна
Казанский государственный архитектурно - строительный университет

В названии нашей рабочей секции заявлено понятие духовность, как вектор или направленность архитектуры. Разговор о данном понятии представляет сложность ввиду отсутствия или как минимум расхождений во взглядах на само понятие духовность.

Если для людей верующих, тем более воцерковленных, вопросы духовного бытия и их проявлений в повседневной жизни однозначны и определенны святоотеческим учением и трудами православных философов, то в среде светской, а уж тем более сикулярной, рассуждения о духовности носят крайне абстрактный характер и сводятся к декларации индивидуальных трактовок оной.

В современных реалиях крайне сложно говорить о подлинной духовности (базирующейся и подразумевающей не просто наличие духа в человеке, но и его параллельное с материальным бытие), корректнее говорить о нравственности, которая являет собой публичную реализацию, социальную конвертацию духовных ценностей. Представляется продуктивным переформулировать, вернее уточнить понятие духовность применительно к социальной, житейской ее ипостаси через категорию нравственность. Иначе как найти точки соприкосновения между взглядами людей мировоззренческие позиции, которых зачастую полярны, и даже антагонистичны. Поиск если не консенсуса, то хотя бы диалога в области архитектурной деятельности необходим. Если в сфере знания, имеющим чисто абстрактную, интеллектуальную область реализации, этот поиск необязателен, то в архитектурной науке, рано или поздно реализующийся в виде материальной реальности (в которой хочешь - не хочешь жить придется всем) поиск взаимноприемлимых позиций (в т.ч. духовного порядка) очевидно необходим.

На мой взгляд, перспективным является подход (принцип) основу которого составляет перевод и адаптацию универсальных общегуманных этических понятий и позиций в архитектурные категории и концепции.

Данный доклад представляет собой попытку применить безусловный нравственно-этический принцип если и не любви то хотя бы уважения своих предков к сфере изучения и сохранения отечественного архитектурного наследия.

Этическая категория «уважение» как понятие, предполагающее признание чужого достоинства и универсальная доктрина справедливости (И. Кант), равенства прав, внимания к интересам и убеждениям другого, насущно необходима не только в межличностном пространстве, но и в сферах интеллектуально - профессиональной деятельности. Материальная среда, создаваемая архитектурным творчеством, наглядно отражает нынешние ценности и мировоззрение, а также, что еще более важно, материально формирует нравственный климат будущего.

Если сохранение результата труда предков в виде архитектурного наследия – это акт благодарности, то профессиональное изучение его - это демонстрация интереса к творческой интеллектуальной и эмоциональной предков, а все вместе признание их сотворцами страны равными нам, нынешнему поколению. Сохранение и искреннее, неангажированнне изучение наследия влияющее на архитектурную деятельность подтверждает авторитет общечеловеческих ценностей, не только провозглашаемый как общественная норма, но и повседневно реализуемый. Подобное совпадение «слова и дела» чрезвычайно важно при воспитании подрастающего поколения. В области охраны и сохранения архитектурного наследия такое совпадение в нашей стране не наблюдается.

1917 год в истории Росси обозначил не только дату смены социально-экономической формации. Все советские годы эта дата отчетливо фигурировала в жизни и умах. Результат разделения на дореволюционный и советский периоды зафиксировался как в повседневном, так и профессиональном сознании. Это разделение чаще всего предполагало и оценочную коннотацию. Наше советское - хорошо и прогрессивно, дореволюционное же – чуждое или относительно ценное, если совпадало с движением в наше советское настоящее. Изменение ценностной ориентации советской элиты 80 –х и последовавшая за этим изменение и социально –идеологической системы России в 90-е изменили вектор оценки. В сознании постсоветского человека, уже советское стало если не отрицательным, то малодостойным внимания и почитания. Этой ситуации немало способствовало принятие интеллектуальной элитой на веру современного западного гуманитарного знания, европоцентричного, часто политически ангажированного и антисоветского.

До сих пор в отечественном архитектуроведении, в большей степени, чем в исскуствознании, присутствует недекларируемая, но вполне реализуемая установка, когда в качестве архитектурного наследия, а соответственно претендентов на сохранение и изучение подразумеваются «монументы древности». Отношение к наследию советского периода носит в подавляющем числе утилитарный характер. Профессионалами наиболее ценным признается конструктивистское наследие 20-х, видимо в силу его реабилитации и пропаганды в постсталинские годы и интеллектуальной конвертацией на Западе. Оставшийся пласт творчества советских архитекторов выпадает из сферы внимания архитекторов. В общественное сознание не транслируется мысль о признании советской архитектуры ценным наследием. Эта ситуация провоцирует на практике угрозу физического существования зданий и ансамблей или как минимум утрату первоначального авторского облика зданий, поскольку реконструкция основывается на внутренне допускаемой вседозволенности в обращении с обликом объекта. В этической плоскости это демонстрирует пренебрежительное отношение к результатам практической и творческой деятельности предыдущих поколений наших сограждан. К примеру: несмотря на очевидные эстетические достоинства и вклад в облик и образ многих городов, архитектура 1930 -1950 годов, иногда именуемая сталинской до сих пор в своих оценках увязывается с осуждающей позицией совпадающего с ней политического режима правления И.В. Сталина (Д. Хмельницкий). Её объективная оценка воспринимается политизировано, и выглядит как попытка реабилитации репрессивного режима. Такая ситуация определяет восприятие архитектурного наследия того периода, не как результата труда, творчества целого поколения наших соотечественников (которые и сами во многом страдали от реалий того периода), а как олицетворения и монумента сталинского режима. Получается что успехи строительства, творческие достижения, достигнутые многочисленными стараниями и жертвами, искренний пафос Победы наших отцов и дедов уважать и ценить становится необязательным и даже неприличным. Физическое сохранение архитектурного наследия 30-50х годов обусловлено лишь капитальностью и эстетической привлекательностью зданий для простых граждан. Еще более удручающая ситуация с наследием советской архитектуры 60 - 80 годов 20 века. Она практически полностью выпала из области профессионального внимания и уважения, являясь негласным олицетворением пониженного эстетического и интеллектуального уровня.

Актуальная архитектурная практика, обращающаяся к историческим прототипам путем постмодернистких спекуляций и шаржирования, также таит в себе серьезную опасность для экологии как архитектурной, так и в целом, культурной традиций.

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.